Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Вагоны доказательств: следователи Колокольцева против протеже Титова

Как миллиарды привели в суд фигуранта “лондонского списка”

Экс-глава лизинговой компании Дмитрий Зотов, избежавший ареста благодаря вмешательству Бориса Титова, Игоря Краснова и Владимира Путина, продолжает настаивать на своей невиновности и в суде, где слушается его дело о мошенничестве на 3 млрд рублей. Процесс сопровождается активной деятельностью в инфополе — Зотов раздает интервью, в которых критикует доказательную базу, представленную в суд. Между тем, следствие собрало 119 томов доказательств того, что наемный сотрудник незаконно вывел из чужого бизнеса в аффилированную с ним компанию тысячу железнодорожных вагонов. Какие доводы в пользу виновности бывшего гендиректора есть в арсенале правоохранителей — в материале ПАСМИ.

Дело в отношении бывшего гендиректора компании “Трансфин-М” по статье “Мошенничество в особо крупном размере” было возбуждено осенью 2019 года. По версии следствия, Дмитрий Зотов организовал и реализовал схему по выводу в связанную с ним фирму тысячи железнодорожных вагонов стоимостью 2,8 млрд. На момент открытия уголовного производства, Зотов находился за рубежом, но в июне 2020 вернулся в Россию под гарантии бизнес-омбудсмена Бориса Титова, что не будет помещен под стражу. Тем не менее, фигурант был задержан в аэропорту и отправлен в СИЗО. После ареста Дмитрий Зотов стал героем новостей, в которых упоминались очень громкие фамилии. Борис Титов сообщил об аресте фигуранта “лондонского списка”  президенту России Владимиру Путину, глава государства дал поручение разобраться в ситуации генпрокурору Игорю Краснову. В итоге  спустя меньше месяца после ареста Зотов вышел на свободу под подписку о невыезде.

В начале текущего года предварительное следствие по делу о хищении вагонов было завершено. Как сообщалось на официальном сайте МВД, в ходе следствия были собраны доказательства того, что вагоны были проданы аффилированным  структурам Зотова  в несколько раз ниже рыночной цены для последующей перепродажи, а доход от сделок он выводил через родственников,  сотрудников компаний,  покупку элитной недвижимости и автотранспорта.

В конце января дело было передано в Никулинский суд Москвы на рассмотрение судьей Константином Дубковым.  В ходе предварительных слушаний Дмитрий Зотов и его защита заявили порядка 20 ходатайств, в том числе — об исключении из материалов дела части доказательств с “подозрительными” подписями понятых и о возвращении дела в прокуратуру. Суд  ходатайства защиты экс-главы лизинговой компании отклонил, и дело начали рассматривать по существу. Представляющий интересы компании “Трансфин-М” адвокат Эдуард Исецкий по этому поводу заявил, что все доводы Зотова — “пустоцветы”, и цель всех этих ходатайств — “саботировать судебное разбирательство”.

В суде и в эфире

Одновременно с началом судебного процесса возобновилась активность Дмитрия Зотова в СМИ и соцсетях, где он заявляет о давлении на предпринимателей, своей невиновности и нарушениях в ходе следствия. 

“То, как идет процесс, дает надежду на справедливый приговор”, — пишет бывший гендиректор на своей странице в Facebook по итогам заседания суда 24 марта. По его словам, трое допрошенных свидетелей обвинения подтвердили, что сделка, ставшая предметом уголовного дела,   “и возмездная, и прибыльная”.  

23 марта Дмитрий Зотов поучаствовал в конференции для предпринимателей, организованной Московской торгово-промышленной палатой, а 19 марта стал гостем студии радиостанции “Эхо Москвы”. В качестве темы программы был заявлен низкий стандарт доказанности в уголовных делах: два адвоката рассуждали о проблеме в общем, а бывший гендиректор “Трансфин-М”, судя по всему, был приглашен, чтобы проиллюстрировать ее на примере своего дела. 

По словам Дмитрия Зотова, низкие стандарты доказанности в его деле очевидны, и его история — “яркий пример того, что доказательная база подбивается под цель — осудить и посадить”. В качестве иллюстрации  недоработок следственных органов он привел тот факт, что в основу обвинения и оценки нанесенного ущерба легла товароведческая экспертиза, которая к ситуации сложных лизинговых отношений неприменима. 

“В моей ситуации — это очевидное дело. Лизинговые отношения достаточно сложные. Лизинг — это аренда с правом выкупа, это постепенные платежи, которые сокращают выкупную цену товара. И в основе экономической эффективности сделки, которая была исполнена, и в которой все было уплачено, должна лежать комплексная финансово-экономическая экспертиза”, — пояснил Зотов.

Между тем, по мнению Эдуарда Исецкого, бывший глава “Трансфин-М” “пытается создать в информационном поле образ предпринимателя-мученика с целью отвлечения от доказанного факта совершения им многомиллиардного хищения у организации, в которой он являлся наемным работником”.  

“Господин Зотов пытается втянуть общественность в обсуждение гражданско-правовых отношений, то есть тех мнимых сделок, целью которых являлось прикрытие фактического хищения вагонов”,  — заметил адвокат, пояснив, что в деле имеется не только товароведческая экспертиза, но также бухгалтерские и экономические исследования.

“Стороной обвинения, вопреки утверждению Зотова, собраны достаточные доказательства, того, что для создания видимости совершения сделок и их возмездности использованы деньги самого потерпевшего “ПАО “ТФ-М”, выведенные Зотовым на счета “ИнвестАктива” других подконтрольных ему организаций”,  — отметил Исецкий. И его слова потверждаются доводами следствия,  представленными в 119 томах уголовного дела.

На машине времени

Эдуард Исецкий подчеркнул, что  в ходе предварительного следствия были собраны доказательства наличия всех признаков хищения, в том числе, противоправности, безвозмездности, обращения чужого имущества, корыстной цели.  Среди этих доказательств — сведения электронной переписки, заключения экспертов, показания свидетелей, в том числе, работников ТФМ.

Первое, на что стоит обратить внимание, — договор с “ИнвестАктивом”, датированный 1 декабря 2017 года, оформлялся задним числом и в обход уполномоченных на принятие таких решений органов. Об этом свидетельствует служебная переписка сотрудников “ТФМ”, изъятая в ходе следственных действий. Так, в одном из писем, датированном 13 декабря, говорится о намерении руководства передать “ИнвестАктиву” часть парка вагонов дочерней компании “ТФМ”, причем, без одобрения кредитным комитетом. 

Другое письмо, адресованное уже гендиректору “ИнвестАктива”  Дмитрию Максимовичу, свидетельствует о том, что на начало февраля 2018 года договор так и не подписан. 

А спустя почти полгода — 2 июля 2018 — выясняется, что о вышеуказанной сделке не знали даже в бухгалтерии ТФМ, при этом финансисты называют эту сделку не иначе как “безумием”.  

Кстати, задним числом были также составлены соглашения о расторжении договоров между «Трансфин-М» и ее дочерней компанией «ТФМ-Транс», которая ранее давала прибыль от сдачи вышеуказанных вагонов в субаренду. В результате весь доход был автоматически перенаправлен в “ИнвестАктив” за вычетом мизерной суммы в 100 рублей с вагона.

Продавец и покупатель

Кроме того, в ходе расследования уголовного дела доказано, что  имущество “Трансфин-М” усилиями Дмитрия Зотова оказалось у аффилированной с ним компании. На руководящие должности в ООО “ИнвестАктив” была оформлена супруга Дмитрия Зотова Юлия, а одним из учредителей компании оказалась ее подруга  Татьяна Заикина (впоследствии Никифорова). Представителем второго учредителя — кипрской компании — выступает сотрудница дочерней компании “Трансфин-М” и доверенное лицо Зотова Елена Денисова. В этой же фирме ранее работал и нынешний гендиректор “ИнвестАктива” Дмитрий Максимович

В ходе следственных действий был изъят смартфон с перепиской Максимовича и Денисовой с Зотовым и его супругой. Там обсуждался самый широкий круг вопросов хозяйственной деятельности “ИнвестАктива”: Зотову отчитывались о финансовых показателях, согласовывали с ним бюджеты и кадровые назначения. Он лично определял, кого назначить “титульным” бенефициаром в ту или иную связанную с ним офшорную компанию и устанавливал размеры оплаты этой деятельности.  

В переписке фигурируют выплаты командировочных главе “ИнвестАктива” и его подчиненным, премии сотрудникам — кстати, весьма щедрые. Доходит даже до курьезов: Зотова доносит до руководства якобы никак не связанной с их семьей компании недовольство мужа по поводу маленькой суммы назначенных ему дивидендов.

Кроме того,  супруги Зотовы выступали как собственники “ИвестАктива” на встрече с арендаторами вагонов в 2018 году, а ранее он лично принимал участие в переговорах с представителями банка о выделении компании кредитной линии на сумму почти 2 млрд рублей. 

Чужие деньги

Данный кредит был необходим для созданий видимости возмездности сделки с вагонами, указывает Эдуард Исецкий. Следует отметить, что зарегистрированное в январе 2017 года ООО “ИнвестАктив”  с уставным капиталом в 10 тыс. рублей не вело никакой хозяйственной деятельности вплоть до октября того же года и не располагало денежными средствами и нематериальными активами.

Адвокат называет недостоверной версию Зотова о том, что вагоны были приобретены на кредитные средства. По данным следствия, выплаты как аванса, так и процентов для погашения долга “ИнвестАктив” производил за счет средств, которые ранее были выведены из “Трансфин-М”. В аффилированные с Зотовом офшорные компании путем заключения мнимых договоров ушло свыше 1 млрд рублей. То есть, “ИнвестАктив” фактически вернул “ТФМ” его же деньги, получив взамен партию вагонов. Теперь же выплату кредита компания осуществляет за счет прибыли от аренды все того же имущества. 

Доказательства этого, в том, числе показания свидетелей, имеются в распоряжении суда. Кроме того, в переданных суд материалах есть исследование платежей компании “ИнвестАктив” и источников получения средств, выполненное по инициативе потерпевшей стороны. И это исследование доказывает, что свои средства фирма в схеме получения имущества никак не задействовала.

“Таким образом, ООО “ИнвестАктив” (читай Зотов), не потратив ни копейки из имевшихся собственных средств в размере 10 тыс. рублей, за счет ПАО “ТФ-М” стало счастливым обладателем имущества ценой чуть менее 3 млрд рублей и ровно настолько же, благодаря своему генеральному директору Зотову оскуднело само ПАО “ТФМ””, — резюмировал Эдуард Исецкий.

Обходными путями 

Он пояснил, что компания “Трансфин-М” в принципе не собиралась ни отдавать самые востребованные на рынке вагоны в лизинг, ни тем более, продавать их — они сдавались в аренду и приносили хорошую прибыль. Соответственно, сделку с “ИнвестАктивом” ни кредитный комитет, ни Совет директоров компании никогда бы не одобрили.

По версии следствия, вышел из трудной ситуации Дмитрий Зотов при помощи фальсификации документов. Из переписки сотрудников компании следует, что для внесения пункта об одобрении договора с “ИнвестАктивом” было выбрано единственное заседание кредитного комитета, в котором  не участвовал представитель собственника “ТФМ” — на тот момент это был фонд «Благосостояние».

Затем была изготовлена выписка из протокола заседания с нужным пунктом за подписью Дмитрия Зотова. При этом свидетельские показания и аудиопротокол заседания кредитного комитета показывают, что вышеуказанная сделка там вовсе не обсуждалась.

Позднее, по данным следствия, был сфальсифицирован еще один документ — договор об аренде вагонов, заключенный с “ИнвестАктивом”. Путем замены страниц были существенно изменены условия их льготного выкупа: снято ограничение, согласно которому переоформление прав на имущество можно было произвести не ранее 2022 года.

Это также подтверждается изъятой перепиской подчиненных Дмитрия Зотова.  В частности, 19 марта 2018 года сотрудница отдела сопровождения договоров прямо отчитывается, что “замена страниц произведена». При этом подлинность переписки ее участники подтвердили свидетельскими показаниями, указав на Зотова как на инициатора перечисленных действий. 

Матерщиной и Кадыровым

Все вышеперечисленное позволяет утверждать, что сделка по отчуждению тысячи вагонов в пользу компании “ИнвестАктив” ничтожна, эти правоотношения надо рассматривать как причинение вреда в результате преступных действий, подчеркнул Эдуард Исецкий. По его словам, именно возврат утраченного имущества, а не уголовное преследование Дмитрия Зотова было главной целью его доверителей. Адвокат отметил, что представители “Трансфин-М” пытались обсудить с бывшим гендиректором вопрос вопросы возврата противоправно выведенного имущества и возмещения иного ущерба, но ответ на предложение сесть за стол переговоров оказался неожиданным.

Из сообщений в мессенджере, приобщенных к материалам уголовного дела, следует, что абонент, обозначенный как Дмитрий Анатольевич Зотов, с использованием ненормативной лексики грозится покалечить и даже убить собеседника, иллюстрируя свои угрозы фотографиями Рамзана Кадырова и других представителей руководства Чеченской республики.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях чиновников и правоохранителей — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...