Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции
Правовой
центр
Сообщить
о коррупции

Разбор полетов: успехи и провалы Краснова оценивают его подчиненные

Как живет надзор спустя год после Чайки — взгляд изнутри

Что удалось сделать Игорю Краснову на посту генпрокурора и что ему сделать не дали? С какими трудностями он сталкивается и как их преодолевает? От кого из ставленников Юрия Чайки ему удалось избавиться, а кого приходится терпеть? Какие палки в колеса ему вставляют члены команды предшественника? Как работают его инициативы и какова, в принципе, обстановка в надзорном ведомстве через год после ухода Чайки? И самое главное — проявил ли себя Краснов как самостоятельный руководитель? Об этом и не только ПАСМИ рассказали сами сотрудники Генпрокуратуры. 

20 января 2020 года президент России Владимир Путин объявил об отставке генпрокурора Юрия Чайки  и назвал имя его преемника. Выбор главы государства пал на заместителя председателя СКР Игоря Краснова. Спустя два дня представленную Путиным кандидатуру утвердил Совет Федерации. Что изменилось за год при новом главе надзорного ведомства, ПАСМИ спросило у его подчиненных — сотрудников генеральной прокуратуры РФ.

От войны к сотрудничеству

Одним из главных шагов Игоря Краснова его подчиненные назвали прекращение противостояния прокуратуры и следственного комитета, которое при Юрии Чайке серьезно мешало нормальной работе. В отличие от предшественника, который несколько лет пытался добиться расширения полномочий вверенного его ведомства по надзору за следствием и наделить его правом расследовать отдельные категории уголовных дел,  Игорь Краснов категорично заявил, что прокурорам достаточно имеющихся полномочий, нужно только умело их применять.

Если Юрий Чайка с завидной регулярностью выступал с жесткой критикой подчиненных Александра Бастрыкина, говоря об их тотальной деградации, то при Краснове единственным эпизодом, где прокуратура и следствие вступили в противоречие, стало задержание следователя по особо важным делам Руслана Миниахметова по подозрению в особо крупной взятке.  Сотрудники генпрокуратуры обратили внимание на то, что эта история, за которой могли стоять противоборствующие силы из ФСБ, не переросла в межведомственную войну, а была достаточно быстро урегулирована: СКР не стал дорабатывать материалы и выносить новое постановление о возбуждении дела, удовлетворившись отставкой Миниахметова.

Ближе к народу

Однозначно положительную реакцию среди прокуроров вызвала введенная Игорем Красновым практика личного приема граждан с выездом в российские регионы.  Сотрудники надзора полагают, что Краснов взял пример  со своего бывшего руководителя председателя СК РФ Александра Бастрыкина. Такие приемы за год генпрокурор уже провел в Калининграде, в Южно-Сахалинске и Петропавловске-Камчатском. По словам собеседников ПАСМИ, в бытность Чайки такая деятельность, безусловно позволяющая главе федерального надзора следить за ситуацией на местах и вызывающая рост уровня доверия к органам надзора, считалась чем-то немыслимым.  

Наряду с личными приемами в регионах, Краснов обязал прокуроров выезжать на места резонансных преступлений, противоправных действий в отношении детей, крупных аварий и катастроф. Как пояснили сотрудники надзорного ведомства, это нельзя считать нововведением: генпрокурор обратился к старому приказу, нормы которого подзабылись после разделения прокуратуры и СКР. 

Кстати, по поводу данного решения мнения подчиненных Краснова разделились. Одни считают, что прокурор, которому предстоит утверждать обвинительное заключение по делу или принимать иное решение,  должен иметь непосредственное представление об обстоятельствах совершения преступления. Другие опасаются, что сотрудник надзора, который теперь не вправе давать указания следствию, будет на месте происшествия ненужной фигурой, лишь отвлекающей следователей от их работы. Впрочем, многие полагают, что присутствие сотрудника надзорного ведомства в местах совершения преступлений, вызвавших широкий резонанс, будет способствовать  улучшению имиджа и повышению статуса прокуратуры.

Миллиардная отчетность

Говоря о мерах по борьбе с коррупцией в России, которую Игорь Краснов назвал приоритетом своей работы в ходе утверждения его кандидатуры в Совете Федерации, источники ПАСМИ отметили, что у нового генпрокурора, как и у старого, всегда есть о чем блистательно отчитаться перед руководством страны, несмотря на отсуствие полномочий по возбуждению уголовных дел.

Такую возможность дает право органов надзора подавать в суд иски об обращении в доход государства имущества чиновников, превышающего уровень их официальных доходов.  Полиция, ФСБ и СК не смогут соперничать с прокуратурой по размерам сумм, переданных в доход бюджета. Впрочем, как недавно подсчитало ПАСМИ, при Краснове конфискация “коррупционных миллиардов” значительно активизировалась

Чистка рядов

Что же касается чистки самих органов надзора, которые при Чайке превратились в символ коррупции и кумовства, то собеседники редакции обратили внимание  на инициативу Краснова об обязательном согласовании с Генпрокуратурой  трудоустройства в прокуратуру лиц, ранее уволенных из органов надзора. Правда, этот шаг генпрокурора вызвал не только одобрение его подчиненных, но и некоторые вопросы. 

Большинство считает, что это — действенный способ профилактики  возвращения в прокуратуру коррупционеров и других нарушителей, которые были пойманы за руку, но  получили возможность уйти по собственному желанию с незамаранными личным делом и трудовой книжкой.

С другой стороны, прокуроры видят дополнительные риски для тех, кого вынудили уволиться как очевидца коррупционных нарушений или просто как неугодное начальству лицо.  По мнению собеседников ПАСМИ, чтобы избежать таких рисков, следует проверять не только решивших вернуться  в органы надзора, но и тех, кто подвел их под увольнение. Также необходимы  разбирательства спорных ситуаций, ревизии служебных проверок, которыми людей шантажировали, вынуждая уходить на понижение или  увольняться.

Некоторые подчиненные Краснова считают эту меру недостаточной и предлагают проверить тех, кто уже вернулся в органы надзора после увольнения. Так, прокуроры с большим стажем в курсе, что на первом этапе отделения Следственного комитета от прокуратуры, в штат СК не взяли целый ряд следователей. И многие из этих сотрудников были приняты на работу в центральный аппарат надзорного ведомства — без проверок причин, по которым от них избавились. Таковые причины были, и Краснов о них как бывший сотрудник СКР знает, но большинство этих людей до сих пор работает в Генпрокуратуре.

Обмен регионами

Продолжая тему очищения надзора от кадров Чайки, источники ПАСМИ  указали на ликвидацию Красновым группы советников генпрокурора в федеральных округах. Новый глава ведомства объявил соответствующее распоряжение  Чайки утратившим силу в первый же месяц пребывания в должности, избавившись от целого ряда личных  ставленников предшественника в регионах. Эту меру подчиненные Краснова воспринимают как  разумное сокращение необоснованно раздутого бюрократического аппарата  органов надзора.

Также положительно оценивают в центральном аппарате отставку целого ряда региональных прокуроров с подачи нового руководителя. Среди них были те, на кого поступало множество жалоб, к примеру, прокурор Ростовской области Юрии Баранов и глава надзора Астраханской области Александр Лычагин. Действенной мерой профилактики от обрастания коррупциогенными связями назвали подчиненные Краснова перевод еще ряда прокуроров в другие регионы. 

Чайкин центр

При этом собеседники редакции констатируют, что провести кадровые чистки в центральном аппарате Краснову дали лишь отчасти. Одним из главных достижений нового руководителя они называют отставку одного из самых приближенных к Юрию Чайке зама Леонида Коржинека. “Оставлять заместителя, под надзором которого на всю страну прославилась погрязшая в преступности Кущевка, означало бы изначально перечеркнуть свою репутацию в глазах общественности”, — сказал ПАСМИ сотрудник генпрокуратуры.

Сложнее дело пошло с еще двумя ставленниками Чайки — Виктором Гринем и Александром Буксманом. Их самостоятельная, а на самом деле вынужденная отставка была проанонсирована буквально на следующий день после официального вступления Краснова в должность, но затем появились сообщения о личной договоренности нового и старого генпрокуроров о том, что два ключевых заместителя доработают до достижения предельного возраста нахождения на госслужбе.

Собеседники редакции констатируют, что Буксмана и Гриня просто навязали Краснову, а свое отношение к последнему он продемонстрировал, инициировав его исключение из Комиссии при президенте РФ по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах.

Виктор Гринь был отправлен в отставку 31 декабря прошлого года — за день до своего 70-летия, Александра Буксмана юбилей (и соответственно обязательный уход на пенсию)  ждет в сентябре. При этом подчиненные Краснова опасаются, что их обоих будут навязывать руководителю надзора еще раз — уже в качестве советников. Подобные вбросы уже появились в сети после ухода Гриня — как полагают источники ПАСМИ, они были организованы командой Чайки.

Один из собеседников редакции обратил внимание на то, что советники в Генпрокуратуре не общественные, а штатные — со всеми прокурорскими льготами, статусом и зарплатой порядка 200-300 тыс. рублей в месяц. Но самое главное, по его словам, то, что в случае назначения советниками ключевые фигуры команды Чайки смогут  получить возможность  руководить центральным аппаратом в интересах бывшего главы надзора за  спиной Краснова, превратив нового генпрокурора в номинальную фигуру. 

Ненужные советы

Впрочем, даже без возможного трудоустройства Гриня и Буксмана,  практически вся команда советников и помощников по особым поручениям досталась Краснову от Чайки, констатируют источники редакции. 

Среди них, к примеру, Марина Гриднева — бывшая журналистка, занимавшая затем в Генпрокуратуре должности начальника управления  взаимодействия со СМИ и старшего помощника Чайки по особым поручениям. Уход генерал-лейтенанта юстиции Гридневой, засветившейся в громком скандале с “ошибочным обыском”,  анонсировали практически сразу после назначения Краснова, но отставки не случилось. При этом, по словам собеседников ПАСМИ, все понимают, что пользы на такой должности от человека без опыта прокурорского надзора мало, а работу пресс-службы теперь организуют выходцы из Администрации президента, которые в советах Гридневой не нуждаются. 

Уже при Краснове своего человека пристроил заместитель генпрокурора Александр Буксман. Советником стал ушедший в отставку по достижении предельного возраста пребывания в должности начальник главного управления по надзору за расследованием особо важных дел Генпрокуратуры Владимир Юдин. По словам собседников редакции, если ранее,  во время работы в прокуратуре Москвы его характеризовали как хорошего профессионала, то в Генпрокуратуре он к своей должности относился по принципу «дедушка старый, ему все равно».

Так, сотрудники откровенно посмеивались над его соображениями оценивать работу прокуроров и их нагрузку по объему документооборота. Получалось, что при получении одним прокурором для изучения уголовного дела в 200 томов, а другим прокурором — в один том, документооборот по канцелярии у них одинаковый: оба получили, согласно сопроводительному письму, по одному уголовному делу.  Некоторые ушлые прокуроры, понимая, что руководитель не вникает в ситуацию, стали договариваться со следователями о направлении им большего количества  копий разных документов из уголовных дел для формального увеличения объема документооборота, рассказали подчиненные Краснова. 

Надзорные дрязги

В плюс Игорю Краснову собеседники ПАСМИ ставят то, что он  старается быть равноудаленным от всех сотрудников. Правда, эта равноудаленность разочаровала фаворитов Чайки, которые неожиданно для себя оказались «не вхожи». Разочарование вылилось в продолжение старых интриг, но в новом формате: рассылок информации  на телефоны сотрудников через мессенджеры и «вбросов» в телеграм-каналы. Источники редакции считают конечной целью этих действий донести до Краснова информацию, которую теперь не могут передать лично и обрести для себя некие преференции.

В качестве примера собеседники ПАСМИ привели борьбу за генеральскую должность начальника одного из главков, которая началась при Чайке, а продолжилась при Краснове. На высокий пост нацелился полковник из команды бывшего прокурора, но действующий руководитель уступать не захотел. В свару втянули подчиненных, “которые уже не знали работать, бегать обоим угождать или прятаться”. В итоге начальник управления провел собрание коллектива, где был составлен протокол о возмущении сотрудников вмешательством в их деятельность, а возмущенный претендент разослал сотрудникам Генпрокуратуры в WhatsApp письма, в которых облил грязью соперника и заявил, что не раз докладывал о его нарушениях теперь уже бывшему  заместителю генпрокурора Гриню. Информация сопровождалась дифирамбами Краснову и призывом разобраться с обидчиками.

Собеседники ПАСМИ привели еще один интересный пример. Сразу после назначения Краснова в телеграм-канале ВЧК-ОГПУ появился пост, восхваляющий Игоря Мясникова — одного из старших помощников Чайки по особым поручениям, который много лет назад был начальником отдела, где работал следователем Краснов. Мясников был назван учителем Краснова, сохранившим с ним якобы теплые отношения, и человеком, пользующимся в Генпрокуроре огромным уважением. Источники редакции считают, что цель данной публикации —  продемонстрировать прокурорам и заинтересованным лицам, что это приближенный человек, через которого с Красновым можно решать вопросы. Они отмечают, что  такая манипуляция бросала тень на Краснова, тем более, что Игорь Мясников имеет неоднозначную репутацию:  его обвиняли в уклонении от уплаты алиментов на внебрачного ребенка. 

При этом никакой реакции на эти интриги, ставшие достоянием общественности и серьезно повредившие имиджу надзорного ведомства, от Краснова не последовало. Версии этого разные. Одни считают, что эту информацию до генпрокурора просто не довели, и это позволяет сомневаться  в наличии у него возможности контролировать то, что происходит в подчиненном коллективе. Другие предполагают, что Краснов в курсе, но  предпочел оставить разбор свары из-за должности новому заму Анатолию Разинкину, которому перераспределили участок работы ушедшего  Гриня по надзору за следствием. Есть и мнение, что генпрокурор никуда не торопится и не хочет наживать себе врагов.

Низовое раздолбайство

Подчиненные Краснова также отметили, что рядовой состав центрального аппарата надзорного ведомства после отставки Чайки практически не изменился, как и “уровень раздолбайства и очковтирательства”. 

Так, по словам источников, в главках Генпрокуратуры есть так называемые прокуроры-методисты, которые должны заниматься методико-аналитической работой и отчетностью. И среди них встречаются те, что свел свою работу к раздаче  поступивших методико-аналитических документов прокурорам для внесения изменений, а затем — сбора этих бумаг. Отчеты они собирают из подразделений и складывают в них цифры. При этом навыки математического сложения и копирования в текстовом редакторе преподносятся как методико-аналитическая работа, выполняемая, как правило, старшим прокурором. 

Кроме того, по информации собеседников редакции, имеются руководители низовых подразделений, которые как и при Чайке, перекладывают свою работу на подчиненных. За них составляют отчеты и готовят резолюции  на документах, а взамен этим доверенным подчиненным разрешается заниматься своими делами на работе или вообще отлучаться без уважительных причин.

“Среди прокурорских работников есть мнение, что самостоятельно руководить прокурорским надзором в регионах Краснову дадут. А вот на уровне центрального аппарата Генпрокуратуры пока все выглядит так, что из него  стараются сделать марионетку как внешние заинтересованные фигуры, так и команда Чайки, большинство из которой осталось на своих местах”, — резюмировал один из источников ПАСМИ.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудниеков прокуратуры — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Loading...
Loading...